Ярчайшие исторические примеры промышленного шпионажа

Сегодня предлагаем обсудить важные аспекты на тему: "Ярчайшие исторические примеры промышленного шпионажа" с профессиональной точки зрения и понятным языком. Если в процессе прочтения возникнут вопросы, то дочитайте до конца, а если не найдете ответа, то всегда можно обратиться к нашему дежурному юристу.

Ярчайшие исторические примеры промышленного шпионажа

Промышленный шпионаж чаще всего осуществляется в интересах отдельных фирм, но были и, вероятно, всегда будут эпизоды использования этого незаконного приёма целыми государствами. В современном мире трудно разделить политику и экономику, поэтому в сферу деятельности спецслужб входят обе эти сферы деятельности. Впрочем, и в этом нет ничего нового. Примеры экономического шпионажа могут относиться и к эпохе новейшей истории, и к давно ушедшим векам.

Кража тайны производства шёлка

Исторические источники называют 522 год н. э. как дату первого успешного применения крупномасштабного государственного промышленного шпионажа, хотя весьма вероятно, что другие, более ранние подобные операции остались по разным причинам неизвестными потомкам. Два несторианских монаха смогли доставить в Византию коконы тутовых гусениц-шелкопрядов по заданию императора Юстиниана, тем самым нарушив китайскую монополию на владение технологией производства этого продукта. Дальнейшее развитие в совокупности с полученными из других источников знаниями об устройстве ткацких станков привело к созданию целой отрасли индустрии в Восточном Средиземноморье. Запрещённые к вывозу компоненты были спрятаны в посохах, выполненных в виде тайников (полыми, из бамбука). При этом, разумеется, законы Китая были нарушены, а в случае поимки монахам грозила смертная казнь. Кстати, подобную рискованную акцию успешно провели в 30-х годах XX века советские разведчики, доставившие цейлонские саженцы чайных кустов в Грузинскую ССР.

[1]

Хищение текстильной технологии

В годы, предшествовавшие войне за независимость США, североамериканская британская колония получала большую часть промышленных товаров из метрополии, а переселенцам приходилось платить за них другими продуктами местного производства и сырьём, добытым в Новом Свете. При этом цены на вывозимые с континента изделия искусственно занижались, а на ввозимые (особенно текстиль) завышались в интересах Британии, препятствовавшей распространению технологий и развитию собственной индустрии. Действовало эмбарго на поставку любого оборудования, и даже поехать за океан человек, разбиравшийся в ткацких станках, не имел права. Однако ситуацию удалось изменить Самуэлю Слейтеру, основавшему всё же в Род-Айленде первую американскую ткацкую фабрику в 1789 году. Он не считался высококлассным специалистом, но, поработав в Англии простым подмастерьем, сумел запомнить технологию во всех подробностях. Слейтера по праву называют отцом индустриальной революции в США. Он, впрочем, заслуживает и звания одного из успешнейших промышленных шпионов.

Ворованный секрет каучука

Бразилия могла быть процветающей страной до сороковых годов прошедшего века только за счёт всемирной экспансии резины, а получаемые от этой внешнеторговой деятельности средства имели шансы стать залогом дальнейшего экономического развития. Потребление каучука в мире стремительно росло вместе, в частности, с увеличением автомобильного производства. Бразилия владела технологией выращивания каучуконосных сельхозкультур и использования их сока монопольно и на государственном уровне старалась сохранить это положение. Однако британские промышленные шпионы смогли украсть растения, которые после изучения были культивированы в Малайе. Позже, однако, это достижение экономической разведки потеряло своё значение. Были открыты технологии производства синтетического каучука. Бразилия от этого удара так полностью и не оправилась.

Шпионаж и право

В 1966 году в США был принят закон «О свободе информации», позже (1974) доработанный в сторону либерализации, согласно которому процесс промышленного шпионажа во многом упростился и легализовался. Согласно этому акту, на владельцев крупных компаний возлагается обязанность информировать федеральное правительство о своих масштабных проектах, что автоматически означает расширение круга лиц, имеющий доступ к конфиденциальным данным, составляющим коммерческую тайну. Контролировать утечки таких сведений стало трудно, если вообще возможно. К тому же запрещать обычное фотографирование объектов (действующих или строящихся) в том числе посредством аэрофотосъёмки, стало практически недопустимо. Однако, несмотря на все эти послабления, преступная шпионская активность не пошла на спад.

Заходи, кто хочет!

В 1998 году в Мичигане рассматривался иск фирмы Caddilac Gage (Детройт) о возможной краже у неё промышленной документации. Решение окружного судьи Хантера Стейра было не в пользу истца. Выяснилось, что охрана производственных корпусов «Кадиллака» организована их рук вон плохо. Любой желающий и просто любопытствующий мог зайти в цех и спокойно ознакомиться с любыми чертежами, разложенными возле станков, и никто даже не интересовался тем, что этот «товарищ» тут делает.

В доказательство этого факта адвокат ответчика сам проник на завод во Флориде и наснимал на свою камеру целый ворох документов, по идее, секретных. Если уж сама фирма не заботится о своей безопасности, то суд тоже не станет вмешиваться, — так решил судья Стейр и отклонил иск.

Попытка бухгалтера

Рецепты печенья фирмы Mother’s Cake and Cookie в количестве двенадцати штук пытался в 1991 году продать конкурирующей компании Pepperidge Farms уволенный бухгалтер. Каким образом он добыл эту секретную информацию, находящуюся в ведении технологического отдела, неизвестно, но как-то ему это удалось. Следует отдать должное руководству Pepperidge. Оно не соблазнилось нечистоплотным, хотя, вероятно, и выгодным предложением и сообщило о самодеятельном шпионе, торгующем тайнами своих бывших работодателей, в полицию, возможно, опасаясь подобных прецедентов в собственной фирме. Экс-бухгалтера арестовали.

Секретный план «Крест»

Интересно, что очень часто инициативу проявляют первыми не сотрудники отделов экономической разведки конкурирующих фирм, а бывшие работники предприятий, недовольные своим увольнением и старающиеся компенсировать ущерб. Поступок Юджина Мейфилда, трудившегося в Procter & Gamble, выделяется среди прочих суммой потенциального ущерба. В случае успешной реализации его замысла убытки могли составить целый миллион долларов. В 1985 году именно в эту сумму обошлась компании разработка стратегического плана маркетинговых мероприятий, имевших целью активизацию продаж зубной пасты марки Crest. За этот секретный документ Мейфилд хотел получить от главного конкурента, фирмы Colgate-Palmolive, недорого, всего двадцать тысяч, из чего можно сделать вывод о том, что одной из основных его мотиваций была месть. В «Колгейте» не стали заключать сомнительную сделку, а обратились в ФБР. Юджин Мейфилд назначил встречу с контрагентом (его роль играл правоохранитель) в туалете аэропорта, где тому пришлось даже снять брюки — злоумышленник принял меры предосторожности, выгадывая время, необходимое на одевание. Это не помогло. Мейфилда взяли с мечеными деньгами, а всю операцию тщательно задокументировали. Незадачливого вора обвинили в провозе краденой собственности из одного штата в другой.

Переманивание сотрудников

Причиной судебного разбирательства между двумя нефтехимическими гигантами, Mobil Oil и Superior Oil, имевшего место в 1978 году, стал доказанный факт переманивания персонала, причём наиболее квалифицированного, а потому владеющего многими секретами. Собственно, в том, что какому-то работнику предлагаются лучшие условия, нет ничего противозаконного, а рабство в США отменено, хоть и позже крепостного права в России, но уже давно. Вместе с тем речь в иске шла о целенаправленных и длительных действиях (продолжавшихся около двух лет), направленных на овладение нематериальными активами.

Читайте так же:  Внешняя торговля. проблемы международной торговли

Значение словосочетания «промышленный шпионаж»

  • Промышленный шпионаж (также экономический или корпоративный шпионаж) — форма недобросовестной конкуренции, при которой осуществляется незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну с целью получения преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно получения материальной выгоды.

Основное предназначение промышленного шпионажа — экономия средств и времени, которые требуется затратить, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, если тот разработал или разрабатывает новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки.

Это справедливо и в отношении межгосударственной конкуренции, где к вопросам экономической конкурентоспособности добавляются и вопросы национальной безопасности.

Основное отличие промышленного шпионажа от конкурентной разведки в том, что промышленный шпионаж нарушает нормы законодательства, прежде всего, уголовного, тогда как конкурентная разведка этого делать не может.

Промышленный шпионаж остаётся и будет оставаться мощным инструментом государственных разведок, предназначение которых — прямое нарушение законов иностранных государств в интересах и по поручению своей страны.

На уровне предприятий в последнее время всё чаще делается выбор в пользу конкурентной разведки, т. к. предприятие не имеет полномочий государственных разведок, поэтому в случае провала операции промышленного шпионажа рискует быть привлеченным к уголовной ответственности, а также понести репутационные риски.

По мнению ряда исследователей, во многих случаях предприятия малого и среднего бизнеса к промышленному шпионажу прибегают потому, что не обучены методам конкурентной разведки, а зачастую и вообще не знают об их существовании. В ситуации, когда необходимость выживания или повышения конкурентоспособности существует объективно, а о наличии законных методов достижения результата предприятие не информировано, часть компаний встает на путь промышленного шпионажа. В связи с этим, общества профессионалов конкурентной разведки всего мира включают в свои задачи просветительские функции.

К методам промышленного шпионажа относятся:

Подкуп лица, имеющего доступ к информации, относящейся к коммерческой, служебной, или иной охраняемой законом тайне

Шантаж в отношении того же круга лиц

Кража носителей с информацией, представляющей коммерческую, служебную, или иную охраняемую законом тайну

Внедрение агента на предприятие или в страну конкурента с заданием получить доступ к информации или продукции, которые составляют предмет коммерческой или иной охраняемой законом тайны

Незаконный доступ к коммерчески значимой информации с помощью использования технических средств (прослушивание телефонных линий, незаконное проникновение в компьютерные сети и т. п.).

Наружное наблюдение (слежка) как за стационарными объектами конкурента, так и за сотрудниками конкурента.

Техническое наблюдение — новый вид контроля за происходящим, подразумевающий использование технических средств. Например таких как беспилотник или GSM-трекер.

Значение словосочетания «промышленный шпионаж»

  • Промышленный шпионаж (также экономический или корпоративный шпионаж) — форма недобросовестной конкуренции, при которой осуществляется незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну с целью получения преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно получения материальной выгоды.

Основное предназначение промышленного шпионажа — экономия средств и времени, которые требуется затратить, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, если тот разработал или разрабатывает новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки.

Это справедливо и в отношении межгосударственной конкуренции, где к вопросам экономической конкурентоспособности добавляются и вопросы национальной безопасности.

Основное отличие промышленного шпионажа от конкурентной разведки в том, что промышленный шпионаж нарушает нормы законодательства, прежде всего, уголовного, тогда как конкурентная разведка этого делать не может.

Промышленный шпионаж остаётся и будет оставаться мощным инструментом государственных разведок, предназначение которых — прямое нарушение законов иностранных государств в интересах и по поручению своей страны.

На уровне предприятий в последнее время всё чаще делается выбор в пользу конкурентной разведки, т. к. предприятие не имеет полномочий государственных разведок, поэтому в случае провала операции промышленного шпионажа рискует быть привлеченным к уголовной ответственности, а также понести репутационные риски.

По мнению ряда исследователей, во многих случаях предприятия малого и среднего бизнеса к промышленному шпионажу прибегают потому, что не обучены методам конкурентной разведки, а зачастую и вообще не знают об их существовании. В ситуации, когда необходимость выживания или повышения конкурентоспособности существует объективно, а о наличии законных методов достижения результата предприятие не информировано, часть компаний встает на путь промышленного шпионажа. В связи с этим, общества профессионалов конкурентной разведки всего мира включают в свои задачи просветительские функции.

К методам промышленного шпионажа относятся:

Подкуп лица, имеющего доступ к информации, относящейся к коммерческой, служебной, или иной охраняемой законом тайне

Шантаж в отношении того же круга лиц

Кража носителей с информацией, представляющей коммерческую, служебную, или иную охраняемую законом тайну

Внедрение агента на предприятие или в страну конкурента с заданием получить доступ к информации или продукции, которые составляют предмет коммерческой или иной охраняемой законом тайны

Незаконный доступ к коммерчески значимой информации с помощью использования технических средств (прослушивание телефонных линий, незаконное проникновение в компьютерные сети и т. п.).

Наружное наблюдение (слежка) как за стационарными объектами конкурента, так и за сотрудниками конкурента.

Техническое наблюдение — новый вид контроля за происходящим, подразумевающий использование технических средств. Например таких как беспилотник или GSM-трекер.

Промышленный шпионаж.

Вор на службе прогресса

Украсть, чтобы произвести товар самому – эту формулу можно назвать по-своему гениальной. Суть промышленного шпионажа заключается в присвоении уже существующей технологии: никому ведь не хочется изобретать велосипед. А своровать технологию чаще всего означало добыть информацию. Следовательно, похитители сведений способствовали их распространению, тем самым приближая наступление информационной эры, в которой мы сейчас и живем. Кто сегодня владеет информацией, тот владеет миром – это тебе любой оперативник с Лубянки подтвердит. Поэтому промышленный шпионаж был, есть и остается эффективным средством информационных да и вообще любых войн. Не верь, когда тебе говорят, что он появился лишь в XIX веке, когда бурными темпами стало развиваться промышленное производство. Технологии воровались всегда, даже когда еще не было самого слова «технологии». На самом деле, прогресс неотделим от воровства. Если разобраться, любой изобретатель, становясь владельцем ноу-хау, получает конкурентное преимущество: у него есть то, чего нет больше ни у кого. А нарушение его монополии как раз и способствовало победному шествию изобретения по всему миру. За примерами далеко ходить не надо.

Читайте так же:  Грабители сорвали куш в лотерею, но вместо роскошной жизни отправятся в тюрьму

Все дело в яйцах

В VI веке Византия терпела огромные убытки, поскольку была вынуждена постоянно переплачивать за шелк посредникам из Ирана. Шелк доставляли в Константинополь из Китая, по Великому шелковому пути. А шелковые ткани здесь по традиции ценились очень высоко. От разорения из-за высоких цен на шелк Византию спасла божья воля, а точнее – спецоперация.

Первыми в мире официально известными (если так можно сказать о людях, сохранивших инкогнито) промышленными шпионами стали монахи, причем христиане. Их было двое. Они сами пришли к императору Византии Юстининану в 552 году и предложили ему секрет производства шелка. Они-то и объяснили, что шелк добывают из коконов шелковичных червей, вскормленных листьями тутового дерева. Предприимчивые священнослужители намеревались доставить в Византию из Китая грены (т.е. яички) шелкопряда. Они подвергали себя серьезному риску: за попытку украсть секрет производства шелка полагалась смертная казнь. Монахи вернулись из своей экспедиции в тот же год. Выкраденные ими драгоценные грены они прятали в заранее приготовленных полых посохах. При этом на обратном пути они были вынуждены заботиться о сохранности яичек (конечно же, шелкопряда, а ты что подумал?) и избегать встречи с китайскими контрразведчиками. Это была сложная операция, закончившаяся полным успехом. С тех пор в Европе и стал производиться шелк.

Made in China
В средние века от промышленного шпионажа сильнее всего пострадали китайцы – у них беспардонно позаимствовали не только секрет шелка, но еще и технологии изготовления бумаги, пороха, компаса и фарфора. В роли шпионов часто выступали монахи-миссионеры. Зато сейчас обитатели Поднебесной мстят всему миру, выпуская гигантскими партиями кроссовки неизвестной компании Reebak, поддельные автоматы Калашникова и прочие полезные вещи.

Как воровалась сталь

Супершпионом XVIII века стал некто Фоли, литейщик из Сторбриджа (Великобритания). Этот предприимчивый товарищ беспокоился о качестве английской стали: оно было очень низким. Чтобы решить эту проблему, Фоли взял скрипку, вырядился в костюм менестреля и отправился на континент. Он выдавал себя за странствующего музыканта и, не вызывая подозрений, путешествовал по всей Европе. Лжемузыкант побывал в Бельгии, Богемии, Испании и Северной Италии. Везде, где только мог, он разведывал секреты производства стали: наблюдал за работой литейщиков, расспрашивал мастеров и тщательно запоминал все тонкости. Собрав информацию, Фоли получил отличную сталь и построил несколько заводов по ее производству. Это едва не стоило ему жизни: одна из европейских гильдий литейщиков наняла убийц, чтобы уничтожить нахального конкурента. Наемники сумели устроить пару диверсий на заводах Фоли, но до самого владельца не добрались. Бывший шпион перехитрил всех своих врагов: он сказочно разбогател, наплодил детей и умер своей смертью.

Ваш пудлинг, сэр!

Ты наверняка понятия не имеешь, что такое пудлинговое фришевание (если, конечно, не носишь гордое звание металлурга). Немецкий фабрикант Эберхард Хеш тоже этого не знал, но очень хотел узнать, потому что именно так назывался высокопроизводительный метод выплавки стали, который изобрели в Шеффилде (Англия). В 1823 году Эберхард приехал в Шеффилд. Он выдал себя за клиента и сумел проникнуть на территорию завода. Где и мирно разгуливал, ненавязчиво делая зарисовки оборудования в своем блокноте. За этим занятием его застукал мастер цеха. Убегая от погони, Эберхард спрятался в печной трубе. Преследователи потеряли его из виду и успокоились. Но рабочие, задувшие доменную печь, сильно удивились, когда оттуда вывалился некто, весь перепачканный сажей. Английские пролетарии приняли его за черта (который почему-то ругался на чистом немецком языке) и разбежались. Предприниматель умудрился без помех выбраться с территории завода, спокойно вернуться в Германию и наладить там свое пудлинговое производство стали. Этот занятный инцидент иногда ошибочно называют первым в Европе случаем промышленного шпионажа.

В промышленном шпионаже был замечен также знаменитый изобретатель Эдисон. В 80-х годах XIX века шла борьба между сторонниками постоянного и переменного тока. За постоянный ток выступал Эдисон, за переменный – Вестингауз и Тесла. Каждый из ученых отстаивал свое изобретение. Это была важная дискуссия: по сути, речь шла о том, какими будут электростанции. Когда переменный ток начал одерживать победу, Эдисон раздобыл чертежи генератора переменного тока Вестингауза, собрал его, а затем передал штату Нью-Йорк. Так появился электрический стул. Следующим шагом Эдисон раструбил на весь мир, что переменный ток используется для казни преступников. Репутация постоянного тока оказалась выше. Этот ловкий ход отсрочил победу переменного тока.

Патроны для императора

Шпионы не только похищали секреты, но и устраивали диверсии против перспективных вражеских разработок. Так, американский оружейник Ремингтон собирался продать Германии 20 тысяч новехоньких винтовок одноименной фирмы. Винтовки испытывал сам император. Об этом прознали конкуренты. С помощью нанятого шпиона патроны в испытуемой винтовке были заменены на бракованные. Когда император попытался выстрелить, оружие дало осечку. Во второй раз тоже случилась осечка. Император Вильгельм II в гневе швырнул винтовку наземь и отказался от контракта.

Хайрэм Максим, изобретатель пулемета «Максим», едва не потерпел фиаско со своим детищем. Соперником Максима был Бэзил Захарофф, представлявший интересы оружейной компании Nordenfeldt. И хотя пулемет Nordenfeldt уступал «Максиму», пройдоха и опытный коммерсант Захарофф имел все шансы выиграть конкурентную борьбу. Он и его агенты распускали слухи о крайней ненадежности пулемета «Максим». А чтобы подтвердить эту информацию, Захарофф провел ряд диверсий. Когда «Максим» демонстрировали герцогу Генуэзскому, испытания орудия пришлось отложить: шпионы, которых нанял Захарофф, споили пулеметчиков до бессознательного состояния. Хайрам предпринял ответный шаг: перед презентацией в Италии он заявил, что его пулемет будет стрелять, даже если простоит сутки в воде. За день до презентации «Максим» поместили в бассейн. Тогда Захарофф нанял ныряльщиков, которые забрались ночью в воду и подпилили боек пулемета. В итоге Хайрэм все же получил контракт, после чего предложил Бэзилу сотрудничество. Так Захарофф стал компаньоном Максима и помог распространить его пулемет по всему миру – на радость Анке-пулеметчице.

Читайте так же:  39-летний миллионер рассказал, почему финансовые планы не работают, и поделился своим секретом успех
Видео (кликните для воспроизведения).

Источник статьи: Жак Бержье » Промышленый Шпионаж»

В России процветает промышленный шпионаж. А жертвы кто?

В период кризиса самым ценным товаром становится информация, которая имеет коммерческую ценность. В руках конкурента такая.

Промышленный шпионаж используется на всех уровнях экономики, начиная с небольших предприятий и заканчивая государствами. Основная его составляющая — добывание сведений, представляющих коммерческую ценность, причем с использованием для этого запрещенных законом методов (подкупа, шантажа, подслушивания, воровства и т. п.). Кроме того, нередко имеет место дискредитация конкурента, дестабилизация его деятельности с целью дальнейшего вытеснения с рынка.

Несмотря на отсутствие законодательного определения промышленного шпионажа и специального уголовно-правового запрета, определенная практика привлечения к ответственности недобросовестных конкурентов, инсайдеров и бизнес-шпионов уже начинает формироваться.

Можно с уверенностью сказать, что в последнее время стала чаше применяться уголовно-правовая норма об ответственности за разглашение и использование коммерческой, налоговой и банковской тайны (ст. 183 УК РФ). Из других статей Уголовного кодекса, позволяющих наказывать экономических шпионов, можно назвать, например, умышленное повреждение имущества (ст. 167), кражу (ст. 158), коммерческий подкуп (ст. 204), нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщении (ст. 138).

Так, за текущий месяц целых три громких дела, связанных с коммерческим шпионажем и утечкой информации, завершились судебными приговорами.

7 мая Тверской районный суд г. Москвы осудил к условному заключению сотрудника «ТНК-ВР Менеджмент» Илью Заславского и его брата Александра, признав их виновными в покушении на незаконное получение сведений, составляющих коммерческую тайну, и сбор сведений, составляющих коммерческую тайну, путем подкупа.

Несколькими днями позже Московский районный суд г. Санкт-Петербурга приговорил к 6 месяцам тюремного срока сотрудника учебного центра ОАО «Спарк» Валерия Олейникова, который передал для продажи в Иран сведения о технологии ремонта вертолетов Ми-8.

Наконец, на прошлой неделе Таганский районный суд г. Москвы в особом порядке приговорил к году колонии-поселения бывшего специалиста отдела телефонных продаж компании «Росгосстрах-Столица» Ивана Швагу. За незаконное копирование клиентской базы страховщика и попытку ее продажи сотрудник получил год колонии-поселения.

Далеко не всегда конкуренты-злоумышленники ограничиваются незаконным получением и использованием коммерческих секретов. Для дестабилизации деятельности конкурирующей компании они подчас применяют откровенно диверсионные маневры.

В апреле 2008 г. Кузьминский районный суд г. Москвы признал виновным в покушении на кражу, совершенном с незаконным проникновением в помещение (монтажника ЗАО «Телеинформ», владелец — компания «Акадо») Алексея Бабурина и приговорил его к году колонии-поселения. Как установил суд, Бабурин незаконно проник в техническое помещение ООО «Ти Ком Эксвипмент» (дочерняя компания ООО «Нэт Бай Нэт Холдинг») и срезал четыре пары кабеля марки NM 10001 Neomax UTP 5e на сумму 6990 руб.

Гендиректор «Нэт Бай Нэт» неоднократно утверждал, что Бабурин совершал не кражу в личных целях, а диверсию в интересах конкурентов. Между тем суд не принял во внимание факт конкуренции между двумя компаниями. Как следует их приговора, информация, связанная с трудовыми отношениями и опытом работы, использовалась монтажником Бабуриным в личных целях.

Несмотря на то, что пострадавшей компании не удалость доказать факт промышленного шпионажа (в форме диверсии) со стороны прямого конкурента, данный пример по праву может считаться прецедентом. Впервые при краже кабеля удалось установить связь между злоумышленником и интернет-провайдером. Кроме того, этот случай — один из немногих примеров, когда факт промышленного шпионажа был предан огласке.

Если бы расследование было проведено боле тщательно и выяснилось, что монтажник ЗАО «Телеинформ» похищал кабель не для продажи, а с целью порчи имущества конкурирующей компании, то можно было бы привлечь к ответственности и его работодателя.

Как показывает практика, руководство компании и корпоративные службы безопасности редко заявляют на сотрудников-шпионов в милицию. Причиной тому служат вполне разумные опасения навредить репутации предприятия и лишиться шансов на реальное возмещение ущерба, ведь у находящего под следствием лица гораздо меньше возможностей компенсировать убытки.

Впрочем, в некоторых случаях без содействия правоохранительных органов не обойтись. Как правило, их помощь требуется для розыска и задержания шпиона и его подельников.

В октябре 2008 г. в Республике Коми правоохранительные органы пресекли попытку вынести с территории УМЗа пакет документов, составляющей коммерческую тайну Ухтинского механического завода. Среди документов были запатентованные заводом чертежи с описанием узлов и агрегатов башенных кранов, которые выпускались на заводе.

На месте преступления был задержан мужчина, который, по версии следствия, получил за вознаграждение от сотрудника УМЗа копии указанных документов. По предварительным подсчетам, сумма ущерба, который был бы нанесен заводу в случае успеха этой «операции», оценивается как минимум в 10 млн руб. (без учета возможной коммерческой выгоды предприятия от продажи своей продукции).

Прокуратура г. Ухты Республики Коми возбудила уголовное дело по ч. 3 ст. 183 УК РФ (незаконное получение сведений, составляющих коммерческую тайну, причинившее крупный ущерб и совершенное из корыстной заинтересованности).

Несмотря на то, что некоторые компании (и в особенности — их работники) относятся к несанкционированному сбору, обработку и разглашению конфиденциальных сведений весьма легкомысленно, практика убеждает в том, что рано или поздно утечка информации даст о себе знать. Поэтому необходимо подстраховаться и использовать только законные способы получения информации, независимо от того, кто ваш конкурент и какими методами работает он.

— Если шпиона разоблачат, то тяжесть последствий для него будет напрямую зависеть от того, был ли им нарушен закон и если был, то насколько серьезно, — отмечает эксперт в области конкурентной разведки Евгений Ющук. — Это и есть главная причина, по которой конкурентная разведка получает все большее распространение в российском бизнесе по сравнению с промышленным шпионажем.

Промышленный шпионаж — реальность в СНГ.

Лихачев Ю.И.
ведущий эксперт НИЦ «Ваша Безопасность»

По фильмам про шпионов и детективам мы знаем, что шпионаж может быть государственным (политическим), военным, экономическим и т.д. Само понятие «шпионаж» означает получение или добывание каких-то сведений, представляющих определенный интерес, незаконными или законными методами. С развитием бизнеса потребность в информации о конкурентах, клиентах или партнерах становится все более важной и актуальной для успешного и стабильного функционирования фирмы. Возникает задача получить эту информацию.

Промышленный шпионаж применительно к бизнесу — это разновидность экономического шпионажа, когда задача по получению интересующей информации сужается от масштабов государства до одной или нескольких фирм-конкурентов. Таким образом, для бизнеса промышленный шпионаж — всего лишь способ конкурентной борьбы. И если в случае экономического шпионажа субъектом (стороной, которая осуществляет активные действия) является государство в лице своих спецслужб, то в случае промышленного шпионажа субъектом является отдельный предприниматель, фирма, т.е. физическое или юридическое лицо. Промышленный, или бизнес-шпионаж, обычно преследует две цели:

Читайте так же:  Что нужно для техосмотра. документы для прохождения техосмотра

— проверить благонадежность делового партнера;
— вытеснить или уничтожить конкурента.

Нелегальный бизнес-шпионаж включает в себя:

— агентурный метод получения информации;
— технические методы получения информации (как-то: перехват телефонных переговоров, аудиоинформации, почтовых и электронных сообщений).

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ФИРМЫ

Вышеописанная задача, понятно, совершенно противоположна по целям задаче промышленного шпионажа. В данном случае стоит задача максимально снизить потери от утечки информации. Но методы остаются прежними. Только приоритетным становится технический метод, а агентурному отводится роль вспомогательного. По оценкам зарубежных аналитиков, на долю человеческого фактора, т.е. на болтливость сотрудников приходится до 60% всей утечки информации. Остальные 40% — это то, что удается перехватить техническими способами, используя различные каналы утечки информации, которые можно разделить на группы.
Наиболее крупные каналы утечки информации следующие:

Акустический. Средой передачи речевой информации может быть воздух, строительные конструкции и т.д. Способ перехвата — использование специальных средств типа стетоскопов или направленных микрофонов, или средств, которые можно приспособить для этих целей.

Электромагнитный. Информация передается посредством электромагнитных волн, возникающих вокруг проводов, отдельных узлов офисной аппаратуры, используемой внутри помещения или же электромагнитные волны излучаются специально установленными техническими средствами. Способ регистрации информации — использование специальных средств.

Оптический. Носителем информации являются электромагнитные колебания в диапазонах видимого света, инфракрасного или ультрафиолетового излучений. В этом случае можно говорить о подсматривании или визуальном наблюдении. Способ перехвата — использование биноклей, видеокамер, приборов ночного видения.
Таким образом, с технической точки зрения, «болевых точек» утечки информации немного:

— сами помещения (акустика, несущие конструкции, окна);
— излучения от офисной техники;
— компъютеры (несанкционированный доступ и хакерские атаки);
— телефонная связь;

Что такое:: Промышленный шпионаж

Что такое промышленный шпионаж? Чем промышленный шпионаж отличается от конкурентной разведки? Какое уголовное наказание за это назначено? Несколько примеров промышленного шпионажа.

Есть такая поговорка: в любви и на войне все средства хороши. Но сейчас к этим двум понятиям можно добавить и бизнес. Разведка боем или разведка по-тихому – все это есть в жизни любой компании.

Промышленный шпионаж — тайный сбор сведений, информации, хищение документов, материалов, образцов, составляющих коммерческую, промышленную, служебную тайну, с целью «свалить» конкурента, завоевать рынок, сэкономить на приобретении ноу-хау.

Согласно другому словарю, промышленный шпионаж — форма недобросовестной конкуренции, при которой осуществляется незаконное получение, использование, разглашение информации, составляющей коммерческую, служебную или иную охраняемую законом тайну с целью получения преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, а равно получения материальной выгоды.

Расхитители чужих идей охотятся на коммерческую тайну, которую можно назвать залогом успеха компании.

Коммерческая тайна — право предприятия на сохранение в тайне производственных, торговых и финансовых операций, а также соответствующей документации.

Зачем воровать тайны?

Основное предназначение промышленного шпионажа — экономия средств и времени, которые требуется затратить, чтобы догнать конкурента, занимающего лидирующее положение, либо не допустить в будущем отставания от конкурента, если тот разработал или разрабатывает новую перспективную технологию, а также чтобы выйти на новые для предприятия рынки.

Это справедливо и в отношении межгосударственной конкуренции, где к вопросам экономической конкурентоспособности добавляются и вопросы национальной безопасности.

Основное отличие промышленного шпионажа от конкурентной разведки в том, что промышленный шпионаж нарушает нормы законодательства, прежде всего уголовного, тогда как конкурентная разведка этого делать не может.

На уровне предприятий в последнее время всё чаще делается выбор в пользу конкурентной разведки, т. к. предприятие не имеет полномочий государственных разведок, поэтому в случае провала операции промышленного шпионажа рискует быть привлеченным к уголовной ответственности, а также понести репутационные риски.

По мнению ряда исследователей, во многих случаях предприятия малого и среднего бизнеса к промышленному шпионажу прибегают потому, что не обучены методам конкурентной разведки, а зачастую и вообще не знают об их существовании. В ситуации, когда необходимость выживания или повышения конкурентоспособности существует объективно, а о наличии законных методов достижения результата предприятие не информировано, часть компаний встает на путь промышленного шпионажа. В связи с этим, общества профессионалов конкурентной разведки всего мира включают в свои задачи просветительские функции.

С чего начинается промышленный шпионаж?

Для этого есть несколько путей.

1. Просто подойти к Вам после рабочего дня и предложить. Обычно те, кто делают подобные предложения, бывают в курсе того, что происходит в офисе.

2. Могут прибегнуть к шантажу, если есть чем шантажировать. А потом начать шантаж тем фактом, что ты один раз уже решила заработать на продаже секретов фирмы.

3. Войти к Вам в доверие и «мило» слушать за рюмочкой чая твои жалобы о работе.

4. Просматривать ЖЖ, или сообщения, которые Вы оставляли на форуме. Очень часто в Интернете можно найти множество информации: от отчетов о работе компании (например, из живых журналов менеджеров) до мнения Ирэн из бухгалтерии о главбухе или фото отчета об отпуске руководителя, о котором не знает его жена.

5. Вполне могут украсть жесткие дики, флешки или сами компьютеры, если интересующая информация записана именно на них.

Как проверить сотрудника?

Люди, занимающиеся недобросовестной конкурентной разведкой или промышленным шпионажем, хорошо умеют выбирать себе агентов. Они зачастую хорошие психологи, или бывшие сотрудники соответствующих структур, они знают, как убедить тебя или воспользоваться сложной ситуацией, возникшей у тебя на работе. Прежде чем подойти с предложением, за тобой будут наблюдать, как и за многими другими сотрудниками твоей компании. Будут пытаться узнать, чем именно ты можешь быть полезна и каковы твои слабые места. Ими могут стать старенькие родители, которым нужно дорогостоящее лечение, или банально плохие отношения с начальником.

Обычно, секретарь — не единственный источник информации, но именно он может вывести на небольшие тайны руководителя (мой начальник, например, ото всех скрывал то, что каждый четверг он «уезжал на важную встречу», но на самом деле приезжал в салон делать омолаживающие маски). Просто, работая долго с руководителем, узнаешь так много, что даже сам руководитель не может предположить о степени твоей осведомленности. Это и может помочь им понять, чем шантажировать твоего начальника или как сорвать важную сделку, от которой многое завесит. А секретарь может даже и не догадываться о том, что выдает начальство. Все довольны. До поры до времени.

Читайте так же:  Виды и понятие гражданского процесса. понятие международного гражданского процесса

Некоторые компании специально устраивают тест своим сотрудникам на профессиональную верность. Чаще такое случается в больших компаниях. Но вероятность того, что это именно проверка, равна примерно 15-20%. Проверять могут и нового сотрудника, и человека, с которым работают уже много лет.

Уголовная ответственность

Многие из нас подписывали документы о неразглашении коммерческой тайны, вот только в основном данные бумаги не имеют юридической силы, так как кроме собственно документа о неразглашении должны присутствовать еще и документы, в которых прописано, что конкретно является коммерческой тайной, кто с этими документами и в каком порядке имеет право работать. Бумаги, представляющие коммерческую тайну, должны храниться в сейфе или, по крайней мере, в запертом шкафу. Часто документы о неразглашении коммерческой тайны составлены в таком виде, что с юридической точки зрения трудно привлечь нарушителей к ответственности. Чаще всего компании не хотят, чтобы о факте промышленного шпионажа узнали, и стараются скрыть это. Но если предприятию нанесен значительный ущерб, руководство пойдет на раскрытие дела и затеет судебное разбирательство. Но такие случаи редки. Редкая компания все-таки захочет обнародовать факт, что ее служба безопасности дала сбой и не смогла предотвратить кражу данных, особенно когда в этом замешены сотрудники самой компании.

[3]

В новом Трудовом Кодексе есть Статья 81, говорящая о расторжении трудового договора по инициативе работодателя. Трудовой договор может быть расторгнут в случае разглашения охраняемой законом тайны (государственной, коммерческой, служебной и иной), ставшей известной работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей. Увольнение — еще не самое страшное из того, что тебя может ждать. В Уголовном кодексе РФ есть статья 183 о незаконном получении и разглашении сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну. Максимальное наказание — лишение свободы сроком до десяти лет. Так что не такой уж это и пустяк, что бы ни говорили те, кто пытается тебя подкупить. Специалисты отдела кадров многих компаний считают, что если в трудовой книжке у новоявленного сотрудника будет стоять увольнение по статье о промышленном шпионаже, ему, скорее всего, будет отказано. Даже если это дойдет до работодателей не через трудовую книжку, а через слухи. Даже если его увольнение было отменено через суд. Все равно лучше быть от такого человека подальше, себе же будет спокойнее.

Несколько примеров промышленного шпионажа

Шелк

Шелк в древнем мире ценился очень высоко. Единственным источником шелка был Китай, который строго охранял свою монополию. В результате цены на шелк были очень высоки, а поставки тканей ограничены. Опасности, расходы и потери времени делали доставку шелка караванными путями нелегким занятием. Положение изменилось после визита к римскому императору Юстиниану персидских монахов. Монахи раскрыли секрет производства шелка. Они объяснили, что шелковые черви, вскормленные листьями тутовицы, прядут коконы, которые потом разматывают в шелковую нить. Юстиниана убедили, что климат в некоторых частях Греции подходит для выращивания необходимой тутовицы. Он мог добыть тутовые деревья, но нужно было достать шелковичных червей. Эти же персидские монахи, очевидно, за щедрое вознаграждение, вернулись в Китай и смогли успешно вывезти шелковичных червей контрабандно в Рим в полых посохах. Юстиниан приумножил свои богатства, а Китай потерял миллионы в своей внешней торговле.

Текстиль

Ранние американские колонисты зависели от Англии в получении фабричных товаров. В обмен колонисты поставляли жизненно важное сырье, включая древесину и сельскохозяйственные продукты, а также хлопок и табак. Но колонии много теряли в обмене, поскольку Англия контролировала рынок Цены на импортируемые товары, особенно текстильные изделия, были, по мнению американцев, непомерно высоки. Англия наложила запрет на эмиграцию специалистов по производству текстиля в Новый Свет и запретила экспорт фабричного оборудования и его чертежей в колонии. Положение выглядело безнадежным, пока за дело не взялся Самуэль Слейтер. Американскую промышленную революцию часто датируют, начиная с 1789 г., когда Слейтер основал текстильную фабрику, носящую его имя, в Потакете, шт. Род-Айленд. Будучи подмастерьем в Англии, он запомнил чертежи текстильной фабрики и сумел ускользнуть из Англии (возможно, с помощью американского финансиста) и добраться до колоний, где использовал свои знания, чтобы разрушить монополию Англии.

Видео (кликните для воспроизведения).

Каучук

До начала нынешнего века Бразилия фактически владела монополией на производство каучука. Бразильская экономика в очень большой степени зависела от каучуковой промышленности, которая обеспечивала определенный уровень национального процветания и полную занятость. Однако многие другие страны были очень заинтересованы в том, чтобы ликвидировать бразильскую монополию и получить экономические выгоды, поскольку применение каучука непрерывно возрастало. Ситуация выглядела безнадежной, пока одна из английских фирм не приступила к действиям. Несмотря на строгий запрет бразильского правительства на экспорт каучуконосов, удалось нелегально вывезти одно или пару растений из Бразилии в Англию. Английские садоводы начали культивировать каучуконосные растения в теплице и изучать возможности его выращивания. Они приняли решение выращивать каучуконосы в Малайе, поскольку климат там подходящий, а Малайя входила в состав Британской империи. Малайский каучук вскоре значительно потеснил бразильский на мировом рынке, в результате чего экономика Бразилии стала приходить в упадок. Великобритания пользовалась плодами продажи каучука до второй мировой войны, когда Япония захватила Малайю и когда были найдены заменители каучука.

[2]

Источники


  1. Соколова Э. Д. Правовое регулирование финансовой деятельности государства и муниципальных образований; Юриспруденция — Москва, 2009. — 264 c.

  2. Малько, Александр Васильевич Теория государства и права в вопросах и ответах. Учебно-методическое пособие / Малько Александр Васильевич. — М.: Дело, 2016. — 445 c.

  3. Интеллектуальная собственность и реклама. Актуальные вопросы, административная и судебная практика. — М.: Альпина Паблишер, 2017. — 188 c.
Ярчайшие исторические примеры промышленного шпионажа
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here