Что такое объект и субъект — определение, особенности и различия

Сегодня предлагаем обсудить важные аспекты на тему: "Что такое объект и субъект — определение, особенности и различия" с профессиональной точки зрения и понятным языком. Если в процессе прочтения возникнут вопросы, то дочитайте до конца, а если не найдете ответа, то всегда можно обратиться к нашему дежурному юристу.

Объект и субъект научного исследования

Объект и субъект исследования — это принципиально разные понятия. Объект обязательно упоминается в тексте любой диссертации или курсовой, в разделе «Введение». Определение «субъект» используется реже, не самим автором, а посторонними людьми по отношению к нему. Кроме того, не нужно путать субъект научного исследования и предмет. Несмотря на некоторую схожесть звучания этих терминов (предмет переводится на английский язык как «subject»), в отечественной науке принято разделять эти понятия.

Субъектом научного исследования называется тот, кто проводит научно-исследовательскую работу. Это может быть один ученый, если он работает в одиночестве. Если научной работой занимается большее количество людей (группа ученых или научная организация), субъектом называется весь коллектив. Таким образом, ссылаясь на теорию или изобретение такого исследовательского сообщества, можно избежать длительного перечисления фамилий, а ограничиться только названием организации. Кроме того, это важно для соблюдения авторских прав: все члены группы считаются равноправными владельцами интеллектуального права на изобретение или публикацию.

Объект научного исследования — это то, что изучается. Наука с помощью рационального подхода исследует окружающий мир и старается сформировать наиболее полную картину. Однако ученые понимают, что невозможно наблюдать все сразу. Нужно постепенно исследовать каждую отдельно взятую составляющую. Например, биологи не станут изучать процесс эволюции в общем. Они сосредоточатся на отдельных аспектах, таких как покрытосеменные растения, одноклеточные организмы или предки современных приматов.

Предмет научного исследования — это еще более узкое понятие. Знание, как определить предмет исследования, упрощает планирование научной работы. Согласно научной методологии, предметом могут быть конкретные свойства объекта, те его составные части, которые непосредственно будут находиться под наблюдением. Например, можно наблюдать частоту цветения покрытосеменных растений, а можно процесс их размножения. Другой вариант — сосредоточиться на моделировании социального поведения древних обезъян или попытаться восстановить их рацион питания.

Индекс цитирования являет собой не обычное число, а крупную базу данных, содержащую.

Основным направлением деятельности любого ученого является написание и публикация научных.

Мало кто из студентов решается на написание научных статей.

Публикация научных статей и материалов по геологии дает возможность студентам, аспирантам и.

Роль науки в современном обществе нельзя переоценить. Все, что делает комфортной жизнь.

Отечественные вузы открывают двери в аспирантуру не только для.

Для любого студента, магистранта и аспиранта очень важно научиться правильно вставлять.

РИНЦ, или российский индекс научного цитирования, появился в 2005 году. Именно тогда.

Доклад – один из основных видов студенческих работ. Без него обходится редкое практическое занятие. В.

ISBN, или International Standart Book Number, — стандартный.

Научно-исследовательская статья – это письменный отчет о результатах работы ученого, написание.

Для повышения авторитета среди коллег в научном мире и увеличения индекса.

Рост популярности интернета как наиболее эффективного информационного ресурса в последнее.

Как известно, о книге судят по ее обложке. Даже если диплом написан идеально, но при этом имеет.

[3]

Научная электронная библиотека eLibrary.ru, являющаяся создателем российского индекса.

Бесплатно опубликовать статью даже в престижном научном издании можно несколькими.

Объекты и субъекты управления

В специальной литературе обычно указывается множество определений управления – факт, свидетельствующий о концептуальной фрагментарности и эклектичности управления как научной дисциплины. Управление определяется как наука (область человеческого познания), искусство (практика выполнения работы), функция (вид деятельности), процесс (деятельность по выполнению функций управления). В повседневной практике управление чаще всего идентифицируется с особой группой лиц, чья работа состоит в организации и руководстве усилиями людей для достижения поставленных целей, а также с его аппаратом, который является составной частью любой организации.

Сегодня вряд ли кто скажет, как и когда зародился феномен управления. Управление в той или иной форме существовало всегда там, где люди работали группами. Оно необходимо возникает вместе с появлением потребности в кооперации, т. е. в простом соединении различных социальных элементов. Возникновение и существование управления обусловлено, таким образом, общественным устройством жизнедеятельности людей и его иерархическим характером.

Принимая во внимание столь неоднозначную трактовку управления, неудивительно, что в устах представителей различных дисциплин управление получает разное толкование. Так, с точки зрения экономистов, управление является одним из факторов производства наряду с землей, трудом и капиталом, который к тому же со временем замещает как труд, так и капитал. Специалист в области администрирования склонен считать, что управление представляет собой, прежде всего, систему власти в организации, посредством которой регулируются отношения между руководителем и подчиненными. По мнению же социологов управление является одним из элементов социальной структуры и системы социальных статусов.

В теории управления сущность управления обычно раскрывается, с одной стороны, через понятия «деятельность» и «процесс», с другой – с помощью категории «воздействие». В первом случае управление сводится к действиям и процессу по подготовке и исполнению управленческих решений и по проведению организационно-управленческих мероприятий. Во втором – к воздействию, которое указывает на реальное влияние управления на сознание, поведение и деятельность людей. Управление проявляется в виде влияния некоего субъекта на объект, в ходе которого происходит его преобразование, переход из одного состояния в другое, изменение направленности его движения или развития.

На наш взгляд, обе трактовки представляют собой отражение механистического взгляда на процессы, связывающие управляющих и управляемых. Наиболее существенным недостатком его является восприятие управления в целом как одностороннего процесса целевого влияния руководителя на подчиненного, хотя и с признанием наличия обратной связи, но только в виде индикатора эффективности управленческих воздействий и канала информации о состоянии объекта управления и внешней среды. Добавим и то, что в такой трактовке воздействие подразумевает процесс манипулирования объектом со стороны субъекта управления, оно отражает стремление управлять им в авторитарных рамках организации.

Чтобы осмыслить сущность социального управления, необходимо определить базовые понятия, с помощью которых оно описывается. В качестве таковых можно выделить следующие: субъект управления, объект управления, цель управления, управленческая деятельность.

Под субъектом управления понимается физическое или юридическое лицо, от которого исходит властное воздействие. От субъекта управления необходимо отличать субъект управленческой деятельности. Последний может быть только физическим лицом, живым человеком.

Специфика субъекта определяет разные виды управления. Если субъектом управления выступает государство, то речь идет о государственном управлении. Там, где власть олицетворяют жители населенных пунктов и административных территорий, функционирует местное самоуправление. Если власть сосредоточена в собственности, принадлежащей тем или иным экономическим субъектам, то речь идет о менеджменте. В случае, когда субъектом воздействия являются многообразные общественные объединения, то имеет место общественное самоуправление.

Здесь важно подчеркнуть, что при всех субъектах управления всегда осуществляется одна и та же по смыслу деятельность: формирование и реализация управляющих воздействий, что находит внешнее проявление в управленческих решениях и организационных действиях.

Объектами управления, т. е. тем, на что направлено властное воздействие субъекта управления, могут выступать физические и юридические лица, а также социально-экономические системы и процессы. Необходимо учитывать, прежде всего, что функционирование управляемых объектов осуществляется в соответствии с особенностями различных видов человеческой деятельности. Поэтому нельзя управлять вообще, по общему шаблону или собственной прихоти: следует досконально знать управляемые виды деятельности, их состояние, многообразное обеспечение, типичное и уникальное в них, их человеческий потенциал со всеми его проявлениями.

[1]

Кроме того, важно понимать, что управляемые объекты рационально и эффективно функционируют только в адекватных им организационных формах, которые на практике создаются субъективно. Как показывает исторический опыт, найти такие формы совсем не просто. В компонентно-структурном аспекте надо выстраивать отношения «человек – коллектив – общность – общество», в видовом отношении учитывать особенности экономических, социальных, духовных и политических процессов.

Читайте так же:  Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. международное право

И, наконец, надо учитывать, что управляемые объекты – это разные проявления человеческой деятельности, и они не могут не обладать самоактивностью, целенаправленным характером такой активности, адаптивностью к условиям и факторам природного и социального бытия, самоуправляемостью своей жизнедеятельности и своим развитием.

В результате в системном взаимодействии субъектов и объектов управления не только субъекты воздействуют на управляемые объекты, но и последние, в свою очередь, влияют на субъекты управления. Если выбор формы управляющего воздействия зависит от субъекта управления, то содержание его должно детерминироваться управляемыми объектами. Иначе возможен разрыв а то и противопоставление потребностей, интересов и мыслей взаимосвязанных субъектов и объектов управления.

Управление в социальных системах существенно отличается от управления в системах механической и даже биологической природы. Главными отличиями являются принципиальное сходство функций субъекта и объекта управления, общая способность к самоуправлению и дифференциация лишь на уровне субъективных целевых характеристик. Управляющим и управляемым в них является человек.

По каким признакам следует различать субъект и объект управления? В числе основных критериев, как правило, рассматриваются статус и функции; права и полномочия; активность воздействия; очередность или инициатива воздействия; сила и интенсивность воздействий; рациональность воздействий; отношение к цели, целеполаганию и целедостижению.

Однако различия между субъектом и объектом по всем этим параметрам имеют тенденцию к нивелированию в современных организациях, если целью управления в них является совместное движение в определенном направлении. В таком случае определить, кто из участников движения задает его скорость, ритм и направление, от кого исходит сила, интенсивность и рациональность воздействий, становится все труднее. Социальные системы специфичны тем, что подчиненные, работники выступают субъектами своей деятельности в той же степени, что и их руководители. Они испытывают сопоставимые потребности, так же анализируют ситуацию, строят прогнозы, ставят цели и осуществляют деятельность. Каждый из участников взаимодействия стремится достичь и достигает во взаимодействии собственной цели, каждая из которых может рассматриваться в качестве цели управления.

Цель в управлении – это желаемое состояние, достигнутое посредством других. Тем самым поведение другого также выступает в качестве цели, сопутствующей главной цели. Но для того чтобы этот другой стал менять свое поведение, необходимо создание таких условий, при которых желаемая модель поведения другого станет желаемой для него самого. И такие условия становятся также целью управляющего.

Следовательно, любое управленческое воздействие предполагает обязательное наличие трех типов целей:

— цели-задачи – цели руководителя, цели управления, цели организации;

— цели-условия – связанной с интересами работника, подчиненного;

— цели-средства обеспечивающей подчинение одного другому, обслуживающей взаимопонимание объекта и субъекта управления.

Поэтому сущность управления следует определять как процесс совмещения, согласования целей организации с целями работников.

Вернуться на главную страницу. или ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Лента: Вопросы и комментарии

Смысл понятий субъекта и объекта

Есть ли смысл в классическом философском разделении на субъект и объект, если говорить о метафизике Розы Мира? Или же правильнее говорить о взаимодействии участников? Можно ли узнать состояние объекта, не изменив это состояние, то есть, бывают ли идеальные объекты для субъектов?

Уже в философии нового времени пара «субъект – объект» использовалась преимущественно как способ указать, кто является активным действователем, а кто или что – областью, которую действия заграгивают действия. Например, в процессе познания, важно обозначить разницу между субъект познания и объектом познания. Субъектом может быть человек, или группа людей, а объектом – практически что угодно: другой человек или группа людей, живая природа Земли, планеты солнечной системы, физическая вселенная в целом. Именно в таком гносеологическом смысле Д.Андреев пишет о субъектах и объектах познания, когда рассматривает ключевой борьбы с догматизмом в религиозном сознании вопрос об относительных и абсолютных истинах (РМ 1.3.1-16).

В разделении на субъект и объект нет фундаментального метафизического смысла. На уровне представления о первичной природе субстанции, т.е. на минимальном уровне, обеспечивающем единство и взаимодействие всех частей бытия, нет места ни понятиям субъекта и объекта, ни разделению на участников взаимодействия. В ситуации, когда все эти понятия заведомо негодны, и с учётом того, что наше представление о природе первичной субстанции – неполное и приблизительное, крайне затруднительно даже пытаться корректно переформулировать вопрос о чтении состояния, произвести разделение на читающего и читаемое. По этой причине и ответить тут пока нечего.

Разделение на онтологические объекты связано с «надсубстанциальными» природами более высокого уровня, как то: природа Бога, монад, частиц материальности разных видов. Можно говорить и о сложносоставных объектах (дом, растение, планета). Слово «объект» здесь используется как самостоятельный метафизический термин, вне соотношения с каким-либо «субъектом». Суть такой терминологии не в том, что это объекты, на которые обращено наше (субъектов, интересующихся метафизикой) внимание, а в том, что каждый объект обладает внутренней автономией и выступает во взаимодействиях с внешнем миром как нечто единичное и целостное.

Надо сказать, что онтологический объект имеет много общего с тем, что в византийском православном богословии принято было называть «ипостасью». Богословы говорили не только об ипостасях Бога (природы Бога), но и, например, об отдельных людях или лошадях, как ипостасях, соответственно, человеческой или лошадиной природы. Однако, ныне использовать термин ипостась не представляется возможным, поскольку его смысл вне рамок византийской философии 1-го тысячелетия оказывается метафизически неопределённым и, более того – до невозможности проблемным. Если ипостась понимать как объект и не признавать при этом «универсалии», т.е. реальное существование природ объектов (а метафизика Розы Мира не совместима с признанием реального существования природ в некоем «мире идей»), то триипостасность Бога означает наличие трёх отдельных Богов.

Поэтому надо понимать, что «ипостась», в том смысле, как употребляется это слово у Д.Андреева – не есть отдельный онтологический объект. Ипостась – синоним Лица Бога (и не только Бога, но и сознания тех монад, что обладают аналогичной триипостасностью). Термин ипостась предпочтительнее слова «лицо», поскольку в последнем случае есть некий соблазн понять лицо как внешнюю «маску», не связанную с самой сущностью сознания.

Читайте так же:  Советы по преодолению даже самых серьезных неудач

Самостоятельное использование слова «объект» вне соотношения с «субъектом» характерно не только для текста «Динамической метафизике бытия». Существуют, например, т.н. объектно-ориентированные языки программирования, где объекты понимаются сходным образом в рамках своего рода «онтологии» мира программ и данных. Такая терминология не исключает традиционного использования слова субъект (любой субъект оказывается онтологическим объектом) и даже традиционного смысла слова «объект», которое различается по явному указанию типа «объект чего-либо» (внимания, познания, действия и т.д.).

Если говорить о «надсубстанциальной» онтологии, т.е. более высокого уровня, нежели первичная природа субстанции, когда объектами оказываются, например, материальные частицы (не говоря уже о Боге и духовных монадах), то чтение их состояния без изменения этого состояния невозможно. Здесь ответ на поставленный вопрос вполне очевиден: действительно, нет идеального разделения на объекты и субъекты, а есть участники взаимодействия.

С другой стороны, понятие состояния можно ограничить неполной информацией и целенаправленно создать материальный онтологический объект, имитирующий идеально пассивную сущность. Таким объектом воздействия со стороны «субъекта»-программы является память компьютера. Память можно читать, не опасаясь неконтролируемых изменений в ней. Любые изменения в содержимом памяти происходят только в строгом соответствии с командами программы. При всём этом полное физическое состояние микросхем памяти меняется неконтролируемым образом и, строго говоря, пару процессор – микросхемы памяти нельзя рассматривать как пару субъект – объект.

Что такое объект и субъект — определение, особенности и различия

Большая Советская Энциклопедия, т. 41, с. 184‑185

(в философии) — категории теории познания. Субъект — существо, обладающее сознанием и волей, способностью к целесообразной деятельности, направленной на тот или иной предмет; человек, познающий и изменяющий окружающий мир. Предмет, на который направлена практическая или теоретическая деятельность человека, представляет собой объект. В качестве объекта выступают прежде всего предметы и явления реального мира; их отражение в сознании может быть также объектом изучения.

Материализм исходит из того, что материальный объект познания и практической деятельности существует до, вне и независимо от деятельности субъекта. Идеализм, напротив, изображает объект познания только как продукт деятельности субъекта, как продукт сознания и воли человека (субъективный идеализм) или надмирового существа, «абсолютного субъекта» (объективный идеализм). Домарксистский материализм рассматривал отношение субъекта и объекта в [184] познании как отношение, в котором субъект пассивно воспринимает воздействия от объекта. Идеализм, как правило, односторонне подчеркивал и абсолютизировал активную роль сознания.

Объект, предмет, субъект

Различение объекта и предмета – это чисто гносеологическая проблема. Возникает она всегда там, где по каким-то причинам перестает работать методологическое требование об использовании строго определенных понятий, и всегда там, где предмет науки, к которой относится данная деятельность, еще не выделен и не обоснован.

Различие между объектом и предметом возникло в связи с исследованиями в области гносеологии. Изучая объективный мир, те или иные его стороны, человек вырабатывает объективные знания об окружающей реальности. Каждый последующий исследователь прежде, чем приступить к изучению некоторого реального объекта, обязан изучить имеющуюся в обществе совокупность знаний, представляющих этот объект. В этом случае совокупность знаний становится предметом изучения. Довольно часто исследователь, изучив совокупность знаний об объекте, невольно считает, что им изучен сам объект, тем более, что содержательная часть и объекта, и предмета пока совпадает. Таким образом, создается иллюзия сходства двух предметов: предмета, принадлежащего объективной реальности, не зависимой от человека, и предмета, произведенного познавательной деятельностью человека. И то, и другое являются предметами для познания человека. Здесь возникает необходимость различать эти предметы, что и приводит к разделению двух предметов познавательной деятельности человека – на объект и на предмет. Такова ситуация и в педагогической науке.

Поскольку каждый раз после очередного исследования (изучения) человечество оказывалось перед фактом более глубокого понимания изученного предмета, то и сам предмет представлялся несколько иным, чем это имело место до его изучения. Менялось, видимо, и отношение к этому предмету. Измененное представление о предмете изучения в ряде случаев оказывалось перенесенным и на сам предмет изучения, в связи с чем получалось, что изменился и предмет изучения. Это представление, из которого исходили исследователи, поддерживалось и общим философским принципом утверждающим, что сам мир и всё в мире изменяется.

Видео (кликните для воспроизведения).

Что же всё-таки изменилось? Предмет, который был выделен для изучения, изменился в результате его изучения, или все-таки изменилось наше знание об этом предмете? Человек, выполняющий то или иное исследование, изучает выбранный им предмет. Завершив исследование этого предмета, он может переключиться на другой предмет и вновь осуществить исследование (изучение). Но это уже другой предмет: человек изменил (сменил) предмет своего исследования (деятельности).

Но изменился ли сам предмет оттого, что его изучали? Конечно, можно предположить, что при изучении реального предмета, предмет может утратить те или иные свои формы, размеры, вес и
т. д. Можно посчитать, что это результат изучения, но на самом деле это изменение не предмета изучения, а изменения выделенной для изучения конкретной вещи, содержащей в себе и представляющей собой предмет изучения. Поэтому, изменяя один или несколько экземпляров вещей, содержащих предмет изучения, изучаем именно этот предмет, а не вещи. Таким образом, несмотря на изменения экземпляра вещи-предмета, наш предмет изучения не разрушается и не изменяется. Именно это свойство позволяет изучить именно этот предмет, а не другой.

Этой неизменностью обусловлено и то, что каждая конкретная наука, выделяя ту или иную сторону реальности (мира), не позволяет исследователю изменять эту сторону, предмет изучения, а также изменять предмет науки. Если исследователь свободно может менять предметы для изучения, то наука как абстрактный субъект, выделив и определив свой предмет, ту или иную реальность, не может изменить своего предмета, оставаясь именно данной наукой. Изменив же этот предмет, данная наука утрачивает и свою содержательную качественную сторону и перестает существовать, являя тем, в лучшем случае, рождение (появление) новой науки.

Если мир, не зависимый от человека, есть объективная реальность как цельный объект, тогда все науки изучают один и тот же объект. Такая абстракция верно отражает понимание объекта, но не позволяет нам познать более точно объективный мир, потому что он состоит, в свою очередь, из громадного количества отдельных объектов, весьма отличных друг от друга. Устанавливая сходства и различия между отдельными объектами реального мира, человек фактически выделяет отдельные объекты, определяет их как предметы, как потенциальные предметы для своей деятельности, для изучения. В этом случае предметы также являются объективной реальностью, ибо их существование не зависит от человека. От человека зависит лишь сам момент выделения объекта. Но выделив объект, человек превращает его в предмет деятельности. Это – особенность человека превращать объект в предмет своей деятельности. Выделенные из объективной реальности отдельные объекты, становятся предметами деятельности человека, и каждый из этих предметов при соответствующих условиях может стать предметом, специальным предметом специфической науки. Этот уникальный факт, позволяющий отличать объект от предмета, остается не замеченным педагогами-иссле-дователями и затрудняет поиски предмета своей науки.

Читайте так же:  Стандарты обслуживания населения

Приняв такое решение проблемы «предмет-объект», сразу же встречаемся с первым затруднением, имевшем место в педагогике.

Если среди выделенных объектов оказывается человек, а с точки зрения объективной реальности, человек тоже есть реальный объект, выделяющий должен назвать его в лучшем случае предметом. Вспомним классическое выражение «человек как предмет воспитания». Но человека не должны называть предметом потому, что, с точки зрения социально образованного человека и социальной науки, это – человек, субъект. Фактически человек не является предметом. Но довольно часто именно так понимается он, и так же к нему относятся – как к предмету, предмету чьей-то деятельности. Предметные отношения одного человека к другому не превращают другого человека в предмет. Они лишь означают неадекватное отношение одного человека к другому

Изучая предмет, человек выделяет те или иные стороны или свойства этого предмета и превращает их в предмет своей новой деятельности, нового исследования. Поскольку предмет науки уже определен, то все предметы конкретных исследований представляют лишь стороны или свойства предмета науки, они составляют части или стороны цельного предмета науки. Путаница и неудобства возникают из-за того, что и в первом случае говорится о предмете, и во втором. Но если в первом случае имеется предмет науки, то во втором – часть или сторона предмета науки. Здесь имеют место отношения части и целого, поэтому предмет в значении часть не тождествен предмету в значении целое.

Другой формой проявления проблемы «объект-предмет» являются исследовательские позиции, в которых тот или иной объект объявляется предметом для многих наук. Так, например, считается, что человека изучают многие науки [60, c. 8]: биология, физиология, анатомия, психология, философия и др.; чтоучение как одна из форм деятельности является междисциплинарной проблемой и может рассматриваться (изучаться) с позиции многих наук: биологии, физиологии психологии, социологии, этики, кибернетики, философии, логики, педагогики [91, c. 17 – 28]. Таким же предметом изучения многих наук считается и деятельность[189, с. 10].

Отражая такое положение, В. В. Краевский ставит важный вопрос для теории: «То обстоятельство, что деятельность человека изучается рядом других наук, кроме психологии, и осознается как объект, далеко не исчерпываемый предметом этой науки, делает особенно актуальным вопрос: что есть предмет психологии, каково его отличие от предметов других наук, так или иначе изучающих деятельность?» [74, c. 90].

Вопрос ученого является не менее актуальным для наук и дисциплин, в которых исследователями указан или назван один и тот же предмет. Почему мы так легко соглашаемся, что человека или учение, или деятельность изучают многие науки? Если каждая наука имеет свой предмет изучения, что является основанием для ее существования, то при установлении одного предмета для многих наук, само существование множества наук оказывается фикцией. И вместо множества наук мы должны иметь только одну науку, у которой один предмет.

Простая логическая операция, приводящая к такому выводу, казалось бы, должна всполошить весь научный мир, но ничего не происходит, такое положение существует и, очевидно, устраивает ученых. Казалось бы, наука не должна, не может мириться с подобными фактами логической небрежности, а она эту небрежность лелеет. Конечно, наука не показывает столь явное пренебрежение, это отсутствие самоконтроля исследователя за использованием терминов приводит к топтанию на одном месте. Наука как объективный и социальный феномен уже давно произвела бы ревизию столь многих словесных утверждений и вынесла бы свой вердикт, если бы в научном сообществе существовала служба терминологического контроля, но таковая еще не создана.

На самом деле все названные выше науки не изучают один и тот же выделенный исследователями предмет. Физиология, например, изучает функционирование внутренних органов человека, анатомия – строение организма человека, психология – психические свойства и состояния человека. Как видно, каждая из названных наук изучает не человека, а свой предмет, весьма отличный от человека. И даже все вместе эти науки не изучают человека, т. е. не имеют человека своим предметом. Но при этом используется одно и то же словесное выражение: «изучать человека». Такой науки, для которой человек явился бы предметом изучения, которая изучала бы человека как целое природное и одновременно социально образованное существо, еще нет. Должна появиться качественно новая наука: наука, которая изучает не предмет, а субъекта – субъекта, являющегося человеком, как природное и социально образованное существо.

Нет и науки, которая имела бы своим предметом деятельность. Когда говорят, что физиология или психология изучают деятельность, это фактически может означать только то, что физиология изучает функционирование внутренних органов человека, а психология изучает психические свойства и состояния человека, который осуществляет ту или иную деятельность.

Нет и науки, которая имела бы своим предметом учение. Если учение есть явление, в котором человек овладевает культурным опытом общества, то учение фактически является одним из видов деятельности. Поэтому смысл утверждения, что физиология или психология изучают учение, может означать только то, что физиология изучает функционирование внутренних органов, а психология изучает психические свойства и состояния человека, который осуществляет учение. Но если для человека и деятельности еще не сложились самостоятельные науки, то учение, хотя и не является предметом специальной науки, полностью принадлежит предмету педагогики и представляет собой часть дидактики.

Методологические трудности проблемы «объект-предмет» состоят еще и в том, что предмет науки не разрушается и не изменяется от его изучения. Это свойство предмета науки позволяет изучить именно этот предмет, а не другой. Неизменность предмета науки не позволяет ученому изменять предмет науки. Если исследователь как реальный субъект свободно может менять предметы для изучения, то наука, как абстрактный субъект, выделив и определив своим предметом ту или иную реальность, не может изменять своего предмета, оставаясь именно данной наукой. Изменение предмета приводит к тому, что данная наука утрачивает и свою содержательную качественную сторону, становясь или другой наукой с другим предметом, или прекращает свое существование, исчерпав свой предмет. Поэтому реальный субъект, действующий в сфере той или иной науки и представляющий результаты своей деятельности, не всегда объективно выступает от имени или в качестве абстрактного субъекта науки.

Но на этом проблема объекта и предмета для педагогики не исчерпана. Так, В. В. Краевский в анализе названной проблемы, заостряя внимание на научной и практической педагогической деятельности учителей, воспитателей, выделяет для каждой из них различные объекты, не предметы деятельности, а объекты: «Объектом практической педагогической деятельности является индивид – ученик, воспитанник, объектом деятельности научной – сама педагогическая деятельность» [74, c. 25]. Такое разграничение объектов, а не предметов двух видов педагогической деятельности позволило ему довольно четко разграничить, отделить психологию или предмет психологии от педагогической науки, предметом которой не является и не может являться психика индивида (ребенка). Это чрезвычайно важно, поскольку сделано в условиях, когда психологизм, пронизавший всю педагогику, оставил ей место лишь в качестве связующего звена «между педагогической практикой и психологией, которая диктует и педагогической науке, и практике свои законы» [73, c. 28].

Читайте так же:  Продается скамейка с прилегающим земельным участком за 600 000 долларов. высокая стоимость обусловле

Но полностью выйти из-под влияния психологии не просто: выделив индивида (ученика, воспитанника) в качестве объекта практической педагогической деятельности, В. В. Краевский уточняет далее, что «объект психологии действительно совпадает с объектом педагогического воздействия – психикой индивида (в данном случае – ребенка)» [73, с. 89]. То есть, с одной стороны, педагогика и психология имеют разные объекты (предметы), но, с другой – психика, являющаяся предметом психологии, оказывается и предметом практической педагогической деятельности. Это подтверждается и последующим утверждением: «…объектом практического педагогического воздействия… является психика человека, которого нужно обучать и воспитывать» [73, c. 28]. Сам факт выделения и практической, и научной педагогической деятельности корректен и правомерен. Поскольку выделены виды деятельности, то, согласно предложенному нами пониманию отношения между объектом и предметом, выделяем предметы этих деятельностей, а не объекты. Если деятельности различны (практическая и теоретическая), то и предметы их должны быть различными. Это тоже верно. Но и практическая, и научная деятельности являются педагогическими деятельностями, следовательно, и предметы их должны составлять предмет педагогики.

Таким образом, в качестве предмета педагогики имеем два разных предмета: психику и педагогическую деятельность, – т. е. один предмет является предметом психологии, а другой – предметом педагогики. Это – противоречие[1].

Ряд высказанных суждений об объекте и предмете науки позволяет заметить, что объект, который становится предметом науки, должен существовать и существует задолго до того, как он становится предметом той или иной науки, и задолго до того, как появляется сама наука. Это означает, что предмет науки существует объективно.

Обратимся к содержательной части предмета педагогики, представленной в высказываниях.

[1] Далее покажем, что и у практической деятельности предметом является не психика, но пока это противоречие имеет место.

Чем отличается субъект от объекта деятельности

Содержание статьи

  • Чем отличается субъект от объекта деятельности
  • Как определить состав преступления
  • Какие науки относятся к гуманитарным

«Субъект» и «Объект» как категории

Термины «Субъект» и «Объект» необходимо рассматривать в отдельности, применительно для каждого случая, или, если мы берем теоретические науки – для каждой науки. Так, например «субъект» в лингвистике будет отличаться от «субъекта» в философии. Энциклопедический словарь под редакцией А.А. Ивина определяет «субъект» пятью разными способами. Однако в обычной жизни под термином «субъект» мы понимаем некое лицо (существо) производящее некоторые действия. В свою очередь под «объектом» понимается нечто, на что направлена деятельность субъекта. Так, например, объектом гражданского права будут материальные и нематериальные права, по поводу которых возникают гражданские правоотношения. Причем субъект может быть как индивидуальный (один человек, физическое лицо), так и коллектив (группа лиц, юридическое лицо – организация). Объект, в свою очередь, должен находится в области реальности и выражаться определенными категориями, обозначающими его признаки.

Деятельность – это процесс взаимодействия субъекта с объектом, во время которой происходит достижение какой-то цели или удовлетворение потребности. Таким образом, субъект стоит по одну сторону процесса, а объект – по другую сторону. Взаимодействие может быть реальным (физическим) и умозрительным (не физическим).

Признаки субъекта и объекта, их различающие

В случае если мы определяем субъект деятельности как что-то, что может совершать действия, а объект, как нечто, на что эти действия направлены, необходимо уточнить признаки их отличающие.

Так субъект деятельности наделяется способностью к действию, принятию самостоятельного решения. Объект же только подчиняется данным решениям, изменяясь или оставаясь неизменным.

Вторым отличием является степень участия в процессе. Субъект действия активен, в то время как объект действия чаще всего пассивен.

Так как мы говорим о субъекте деятельности, то это чаще всего одушевленное лицо, наделенное волей и разумом. Причем это касается как живого существа (человека), так и порождения общества (организация). Объект же, как правило, является неодушевленным (материальные и нематериальные блага).

Субъект и объект предпринимательской деятельности.

Если же мы рассмотрим такую специфическую категорию как предпринимательская деятельность, то здесь необходимо отметить следующее:

Субъект предпринимательской деятельности — это такой субъект гражданского права, который на свой риск осуществляет самостоятельную деятельность, направленную на систематическое извлечение прибыли от пользования имуществом, продажи товара, выполнения работ или оказания услуг, и который зарегистрирован в этом качестве в установленном законом порядке.

Объект предпринимательской деятельности – это материальные и нематериальные блага, по поводу которых осуществляется предпринимательская деятельность.

Субъект и объект

Познавательное отношение является одним из необходимых в системе фундаментальных отношений человека, определяющих его личностную включенность и поведение в мире. Для того чтобы конкретизировать по­нятия «человек» и «мир» именно в теоретико-познавательном аспекте, в философии принято использовать термины «субъект» и «объект».

Субъект, или субъект познания, — это в общем случае не единичный человек, а общество в целом (а также различные социальные группы и индивиды как представители общества), т.е. как бы обобщённый чело­век.. Дело в том, что в познавательном отношении присутствуют все-

общие, надындивидуальные структуры. Поэтому и используется такая высокоабстрактная категория, как субъект. Вопрос о субъекте — трудная философская проблема. Общепризнано, что познавательный субъект пред­ставляет собой многоуровневую, сложно организованную систему с мас­сой иерархических и межкомпонентных связей, которые пока не проясне­ны достаточно детально.

Объект познания — это то, что познаётся. Но это не мир вообще, а тот фрагмент бытия, с которым реально взаимодействует субъект в сво­ей познавательной деятельности. Проблемы объекта, оттенков объектив­ности, а также взаимоотношения субъективного и объективного тоже относятся к кругу труднейших вопросов.

В когнитивных процессах различают чувственный и абстрактно-логи­ческий компоненты. (Как известно, правое полушарие мозга отвечает преимущественно за пространственно-образную сферу, левое

— за абстракт­но-логическую.) Чувственная составляющая процесса познания представля­ет собой результат непосредственного перцептивного взаимодействия чело­века с окружающим миром. К основным формам чувственной составляющей познания обычно относят: ощущение — субъективный образ реальности, отражающий какую-то одну сторону воспринимаемого объекта, какое-то его элементарное качество, восприятие — целостный образ объекта, явления и представление — целостный образ, который может функционировать и тогда, когда объект не воспринимается субъектом непосредственно, при этом в представлении синтезируются не все те свойства объекта, которые были обнаружены в процессе восприятия, а лишь наиболее существенные в каком-то определённом познавательном аспекте.

Абстрактно-логическая составляющая неразрывно связана с языком, вер­бальным мышлением человека. Её основные формы — это понятие (система важнейших абстрактных свойств, признаков объекта), суждение (форма связи понятий в единое смысловое образование) и умозаключение (форма связи суждений: например, если истинно одно суждение, то истинно и дру­гое). На самом деле чувственный и абстрактно-логический компоненты не существуют в сознании индивида изолированно, а тесно переплетаются, взаимопроникают и взаимодействуют; поэтому и следует говорить не об этапах или ступенях познания, а лишь о двух составляющих, всегда присут­ствующих одновременно в конкретных когнитивных процессах.

Читайте так же:  Всегда просить о помощи и еще 7 советов о том, как достичь успеха в любом деле, от самых богатых люд

Источники и виды знания

Теперь обратимся к сфере человеческих знаний. Она чрезвычайно разно­образна. Однако в наше время под знанием преимущественно имеют в виду

именно научное знание. Это связано с той огромной ролью, которую иг­рает наука в современной культурно-исторической ситуации. Сложилось, типичное представление о науке как своеобразной монополии на познава­тельную деятельность и знание вообще. Но при более внимательном взгля­де оказывается, что в обществе циркулирует и функционирует не только знание, добытое наукой, но и другие его разновидности. Какое же знание циркулирует в коммуникативных каналах общества? Распространённым является деление знания на научное, донаучное и вненаучное.

Следует отметить, что в целом те знания, которые находятся вне сферы научной деятельности, с трудом поддаются классификации из-за их разно­образия и пластичности. При этом не следует придавать вненаучному зна­нию заведомо отрицательный смысл; ведь жизненный мир человека, как уже говорилось, не исчерпывается научно-познавательным отношением.

К донаучному знанию относят знание, приобретаемое в обыденном позна­нии, в процессе повседневной жизнедеятельности человека и общества. Как уже говорилось, в обыденном познании заключены возможности форми­рования более специализированных видов знания, в т.ч. научного.

Вненаучным знанием называют те виды знания, которые, в отличие от неспециализированного обыденного знания, обладают специфической; оформленностью (и не связаны непосредственно с научной деятельно­стью). Их носителями являются, как правило, особые социальные группы. Часто приобретение, хранение и использование таких знаний становится профессиональной обязанностью представителей этих социальных групп. Примерами такого вида знаний могут служить знания публицисти­ческие, правовые, искусствоведческие, организационно-управленческие и многие другие. Большинство видов вненаучного знания мирно ужива­ются (или взаимодействуют) с научным. Однако имеются и такие формы вненаучного знания, которые противоречат современным научным пред­ставлениям, выглядят как некая альтернатива науке в объяснении мира. Такое вненаучное знание обычно оценивается учёными негативно. Оно получает со стороны «нормальной» науки характеристику паранаучного или даже лженаучного. Это, например, различные алхимические, астро­логические, парапсихологические, френологические и прочие воззрения подобного рода.

Источники знания. Поскольку знание бывает не только научным, источником знания может служить не только научный опыт. Спектр источ­ников знания весьма разнообразен. Важнейшую роль в познавательных процессах играет культурно-историческая традиция. Действительно, ведь для многих видов знания мы не можем определить непосредственный источник их происхождения, а принимаем их в готовом виде от старших поколений в процессах воспитания, образования, общения, совместной

жизнедеятельности. Это происходит в общем поле культуры, которая во многом и представляет собой систему устойчивых структур хранения и пе­редачи социально значимой информации.

Совместная жизнедеятельность людей в общем поле объединяющей их культуры, служит главным источником знаний.

[2]

В разные эпохи важную роль в формировании и трансляции социально значимых знаний играли мифологические формы, религиозная традиция, коллективные представления, а также знакомство с другими культурами и механизмы подражания, заимствования из них.

Что же касается научного знания, то на первый взгляд кажется, что наука как бы замкнута сама на себе, и научный опыт является в ней единственным источником знания. На самом же деле ситуация намного сложнее. «Чистой», беспредпосылочной науки, вообще говоря, не существует. (В дальнейшем мы будем говорить об этом подробнее.) Огромный пласт предпосылочного знания в науке имеет в своём истоке самые разнообразные составляющие: это и метафизические представления, и обыденный опыт, и религиозные представления, и эстетические установки, и культурные стереотипы и мета­форы. Так что научное знание при более детальном изучении обнаруживает весьма замысловатый генез, к которому причастны различные вненаучные источники. Например, историк науки Дж. Холтон показывает, что разработан­ная в квантовой механике знаменитая концепция дополнительности Н. Бора была достаточно сложной; она пересекалась со множеством сходных пред­ставлений в других областях науки, а также в искусстве и философии. Для разъяснения своей концепции И. Бор использовал широкий спектр примеров и аналогий, а при разработке этой идеи на И. Бора оказали влияние самые разнообразные факторы, в т.ч. работы американского психолога и философа У. Джемса и, возможно, датского религиозного философа С. Кьеркегора 1 .

Знание явное и неявное

Далеко не все знание ясно и отчётливо осознается, и далеко не все мо­жет быть выражено в вербальной форме. Со второй половины XX в. воз­рос интерес к основаниям и предпосылкам знания, которые не представ­лены в явном виде, а находятся как бы на периферии вербальной информации и шире того, что можно передать в языковой форме. Внима­ние к подобного рода знанию привлекли в первую очередь работы из­вестного философа науки Майкла Полани (1891-1976). Он заметил, что в сфере сознания присутствует и такое содержание, которое не находится в рефлексивном фокусе, т.е. не осознается непосредственно. Например,

Холтон Дж. Тематический анализ науки. М, 1981. С. 159-210.

это различного рода детали навыков, мастерства, которые не могут быть в полной мере формализованы. Примером такого рода знания является скажем, умение ездить на велосипеде. Такие навыки приобретаются и реа­лизуются как бы автоматически, и описать детально сам процесс управ­ления велосипедом невозможно. Подобного рода знания на самом деле играют огромную роль и в научной деятельности. Неявные предпосылки создают неосознаваемый фундамент научного опыта: ценностный, интел­лектуально-теоретический, операционный. Кстати, множество таких не­явных предпосылок используется и в реальной научной аргументации, что существенно усложняет проблему её анализа.

Итак, знание, которое используется познавательным субъектом и иг­рает важную роль в когнитивных процессах, но не является отчётливо осознаваемым и не может быть полностью выражено в вербальной фор­ме, называют неявным знанием.

Понятие неявного знания неоднократно понадобится нам позже, при рассмотрении проблем научной рациональности и научной методологии.

0.4. Наука как система знания

Видео (кликните для воспроизведения).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Источники


  1. Рыжаков, А. П. Защитник в уголовном процессе / А.П. Рыжаков. — М.: Экзамен, 2016. — 480 c.

  2. Левенфельд, Л. Гипнотизм. Руководство к изучению гипноза и внушения (особенно в медицине и юриспруденции) / Л. Левенфельд. — М.: Типография «Саратовского Дневника», 2016. — 438 c.

  3. Могилевский, С.Д. Общества с ограниченной ответственностью / С.Д. Могилевский. — М.: Дело; Издание 3-е, доп., 2013. — 528 c.
Что такое объект и субъект — определение, особенности и различия
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here